Голографическая Вселенная Дэвида Бома / из книги Майкла Талбота

Библиотека

В 1982 году произошло одно знаменательное событие. Исследовательская группа под руководством физика Алана Аспекта (Alain Aspect) при университете в Париже представила эксперимент, который может оказаться одним из наиболее значительных в 20 веке.

Вы не услышите об этом в вечерних новостях. Скорее всего, если у вас нет обыкновения читать научные журналы, вы никогда не слышали о таком имени как Аспект, хотя некоторые люди считают, что его открытие способно изменить лицо науки.

Аспект и его группа обнаружили… , что в определенных условиях элементарные частицы, например электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. И не имеет значения, находятся они на расстоянии 10 футов или 10 миллиардов миль друг от друга.

Каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Проблема этого открытия в том, что оно разрушает давний постулат Эйнштейна, согласно которому никакие средства сообщения не могут осуществляться быстрее скорости света. Поскольку движение со сверхсветовой скоростью равносильно преодолению временного барьера, эта пугающая перспектива заставила некоторых физиков попытаться выступить со сложными оправданиями открытия Аспекта. Но были и другие, которых это открытие вдохновило на еще более радикальные объяснения.

Например, физик Лондонского университета Дэвид Бом (David Bohm) полагает, что согласно открытию Аспекта, объективной реальности не существует, что несмотря на свою кажущуюся цельность и плотность, вселенная по сути своей является иллюзией, удивительным образом созданной гигантской голограммой.

Для того чтобы понять, на основании чего Бом делает это поразительное утверждение, необходимо, прежде всего, пояснить, что такое голограмма. Голограмма – это трехмерная фотография, сделанная с помощью лазера.

Для того чтобы создать голограмму, фотографируемый объект освещается лазерным лучом. Затем второй луч сталкивается с отраженным светом первого. При этом они создают интерференционную картину (область соединения двух лазерных лучей), которая может быть зафиксирована на пленку.

Сделанный снимок выглядит как бессмысленные концентрические круги из светлых и темных линий. Но как только луч другого лазера попадает на пленку, возникает трехмерное изображение первоначального объекта.

Трехмерность – не единственное удивительное свойство голограммы. Если часть голографической пленки, содержащей, например, изображение цветка розы, разрезать на две половинки и затем осветить лазером, каждая половинка будет содержать целое изображение розы.

Даже если каждую из половинок снова и снова делить пополам, на каждом маленьком кусочке пленки по-прежнему будет появляться целая, хотя и меньшая по размеру роза. В отличие от обычных фотографий, каждая частичка голографической пленки содержит всю информацию целого.

Природа голограммы – «целое в каждой частичке» — дает нам совершенно новый способ понимания устройства и порядка вещей. На протяжении всей своей истории западная наука развивалась на основе ошибочного представления о том, что лучшим способом изучения любого физического явления, от лягушки до атома, является его рассечение и изучение составных частей.

Открытие голограммы показывает нам, что не все явления во вселенной можно исследовать с помощью такого подхода. Если мы попытаемся разделить какой-то голографически созданный объект, то мы получим не кусочки, из которых он состоит, а уменьшенные копии целого объекта.

Осознание этого факта позволило Бому по-новому взглянуть на открытие Аспекта. Бом полагает, что элементарные частицы способны взаимодействовать друг с другом независимо от расстояния не потому, что они обмениваются какими-то таинственными сигналами, а потому, что их раздельность – иллюзия. Он утверждает, что на каком-то более глубоком уровне реальности такие частицы – не отдельные объекты, а как бы продолжение чего-то более фундаментального.

Чтобы лучше представить себе, что имеется в виду, Бом предлагает следующую иллюстрацию.

Представьте себе аквариум с рыбой. Представьте также, что вы не видите аквариум непосредственно, а видите его изображение через две телевизионные камеры, одна из которых направлена на переднюю часть, а другая – на боковую часть аквариума.

Глядя на два экрана, вам может показаться, что рыбы на каждом из экранов – это отдельные объекты. К тому же, поскольку камеры расположены под разными углами, изображения будут несколько отличаться друг от друга. Однако, продолжая наблюдение, вы вдруг обнаруживаете, что между ними существует определенная взаимосвязь.

Когда одна из рыб поворачивается, другая также делает поворот, немного другой, но в то же время синхронно первой; когда одну рыбу вы видите в анфас, другую — всегда в профиль и т.д. Если вы не знакомы с общей ситуацией, вы можете ошибочно заключить, что рыбы мгновенно координируют свои движения, однако это не так.

По утверждению Бома, именно это происходит между элементарными частицами в эксперименте Аспекта.

Согласно Бому, явное взаимодействие между частицами на сверхсветовой скорости говорит нам о существовании скрытого от нас, более глубокого, более многомерного уровня реальности. Он добавляет также, что мы видим объекты, например, элементарные частицы, разделенными потому, что видим лишь часть действительности.

Эти частицы – не отдельные «части», а грани более глубокого единства, которое в конечном итоге голографично и невидимо подобно объекту, снятому на голограмме. И поскольку все в физической реальности содержится в этом «фантоме», вселенная сама является проекцией, голограммой.

В дополнение к своей «фантомности», такая вселенная обладает и другими поразительными свойствами. Если разделение частиц — это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире бесконечно взаимосвязаны.

Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами каждого лосося, который плывет, каждого сердца, которое бьется, и каждой звезды, которая сияет в небе.

Всё взаимопроникает во всё, и хотя человеческой натуре свойственно классифицировать, разделять, раскладывать по полочкам все явления природы, все разделения искусственны, а вся природа является единой и неразрывной паутиной.

В голографической вселенной даже время и пространство не могут больше рассматриваться как непреложная основа. Поскольку такая характеристика, как, например, положение, теряет смысл во вселенной, где ничто не отделено друг от друга. Время и трехмерное пространство, подобно образам рыб на экранах, также являются проекциями этого более глубокого порядка вещей.

На более глубоком уровне реальность представляет собой некую суперголограмму, в которой прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Это позволяет предположить, что когда-нибудь, с помощью соответствующих инструментов у человека появится возможность достичь суперголографического уровня реальности и воссоздать картины далекого прошлого.

Вопрос о том, какие еще тайны скрыты в суперголографической реальности, остается открытым. Мы можем допустить, что суперголограмма является матрицей, давшей начало всей нашей вселенной, и в ней, по меньшей мере, содержатся все элементарные частицы (те, что уже существуют, и те, что появятся в будущем), все возможные формы материи и энергии, от снежинок до квазаров, от синих китов до гамма-лучей. Это своего рода космическая сокровищница «всего сущего».

И хотя Бом признает, что у нас нет способа узнать, что еще скрыто в суперголограмме, это не означает, что у нас нет причин, чтобы предположить, что в ней больше ничего нет. Иными словами, как он выражался, возможно, суперголографический уровень реальности – это «просто ступень», выше которой лежит «безграничность дальнейшего развития».

Бом не единственный, кто нашел подтверждение голографическй концепции мироздания. Нейрофизиолог из Стэндфорда, Карл Прибрaм (Karl Pribram), проводя независимые исследования в области головного мозга, также убедился в голографической природе реальности.

Прибрам пришел к голографической модели, работая над загадкой, где и как в мозге хранятся воспомнинания. Многочисленные исследования показали, что прежде чем локализоваться в определенном месте, память дисперсно проходит через весь мозг.

В результате серии экспериментов, проведенных в 20-е годы прошлого столетия, исследователь мозга Карл Лэшли (Karl Lashley) пришел к выводу, что независимо от того, какой бы участок мозга подопытной крысы не был удален, ему не удается стереть из ее памяти выполнение тех сложных команд, которым она была обучена до хирургического вмешательства. Единственная проблема заключалась в том, что никто не мог найти механизм, объясняющий эту странную «все в каждой части» природу сохранения памяти.

Позже, в 60-х годах ХХ века, Прибрaм столкнулся с концепцией голографии и понял, что нашел объяснение того, над чем бились ученые в области исследования мозга. Прибрaм считает, что память закодирована не в нейронах или небольших скоплениях нейронов, а в характере нервных импульсов, распространяющихся по всему мозгу, точно так же как лазерная световая интерференция перекрещивается с общей площадью той части светочувствительной поверхности, на которой содержится голографический образ. Иными словами, Прайбрaм считает, что мозг и есть голограмма.

Теория Прибрaма также объясняет, каким образом человеческий мозг может сохранять огромный объем памяти в таком маленьком объекте. Установлено, что мозг человека способен запомнить около десяти миллиардов бит информации в течение среднестатистической человеческой жизни (то есть примерно тот же объем информации, который содержится в пяти комплектах энциклопедии Британника).

Кроме того, установлено, что в дополнение к другим возможностям, голограммы обладают поразительным объемом хранения информации: изменяя угол, под которым две лазерные волны направляются на фоточувствительный слой, можно зафиксировать множество различных картин на одной и той же поверхности. Доказано, что один кубический сантиметр поверхности может содержать до десяти миллиардов бит информации.

Наша уникальная способность быстро восстанавливать нужную нам информацию из огромного объема памяти становится более понятной, если допустить, что мозг функционирует по голографическим принципам. Если кто-то спросит вас, что вам приходит на ум при упоминании слова «зебра», вы не станете углубляться в гигантский мозговой алфавитный файл для того, чтобы ответить на этот вопрос, потому что в вашей голове сразу же возникнут такие ассоциации как «полосатая», «похожая на лошадь» и «животное из Африки».

Одной из самых поразительных особенностей человеческого мышления является тот факт, что каждая часть информации мгновенно перекрестно связывается с другими ее частями, что характерно для голограмм, так как каждая часть голограммы находится в безграничной взаимосвязи с другими ее частями. И это, возможно, наиболее важный пример природы системы взаимосвязи.

Хранение памяти – это не единственная нейрофизиологическая загадка, проясняющаяся в свете голографической модели Прибрaма. Другая загадка заключается в том, каким образом мозг может передавать поток частот (световых, звуковых частот и т.д.), получаемый через органы чувств, в конкретный мир наших ощущений. Кодирование и декодирование частот лучше всего осуществляется голограммой. Именно голограмма может функционировать как своеобразная линза – передающее устройство, способное преобразовывать неясные очертания частот в понятную картину. Прибрам считает, что мозг, так же как и линза, использует голографические принципы для математического преобразования частот, получаемых через органы чувств, во внутренний мир наших ощущений.

Превалирующая часть опытов подтверждает, что работа мозга осуществляется в соответствии с голографическими принципами. Теория Прайбрама получила большую поддержку среди нейрофизиологов.

Аргентино-итальянский исследователь Хьюго Цукарелли (Hugo Zucarelli) недавно применил голографическую модель в области акустических явлений. Заинтересовавшись тем фактом, что люди могут определять местонахождение источника звуков не поворачивая головы, даже если они слышат только одним ухом, Цукарелли пришел к выводу, что эту особенность можно объяснить голографическими принципами.

Цукарелли разработал технологию голофонической записи звука, способную воспроизводить звуковые картины с потрясающим реализмом.

Убеждение Прибрама, что наш мозг математически строит «твердую» реальность при получении сигналов от домена частот, было также подтверждено большим количеством экспериментов.

Установлено, что каждый из наших органов чувств улавливает гораздо более широкий диапазон частот, чем предполагалось ранее. Например, наше зрение чувствительно к звуковым частотам, обоняние зависит от так называемых «осмиевых частот», и даже клетки в нашем теле чувствительны к широкому диапазону частот. Из этого следует, что такие частоты могут сортироваться и делиться на соответствующие ощущения только в голографическом домене сознания.

Но самым неожиданным оказался результат применения голографической модели Прибрама вместе с теорией Бома. Если реальность нашего мира вторична и то, что мы имеем – всего лишь голографические неясные очертания частот, а мозг – это голограмма, выбирающая определенные частоты их этих очертаний и математически преобразующая их в ощущения, то куда же девается объективная реальность?

Всё очень просто – она перестает существовать. Как утверждали с давних пор восточные верования, что материальный мир – это Майя, всего лишь иллюзия, и хотя мы можем считать себя физически существующими в физическом мире, – это тоже иллюзия.

На самом деле мы – «приёмники», плывущие по морю калейдоскопа частот, и то, что мы извлекаем из этого моря и превращаем в физическую реальность – не что иное, как один канал из множества, извлекаемых из суперголограммы.

Эта поразительная новая картина реальности, синтез взглядов Бома и Прибрама, называется голографической парадигмой. Хотя многие ученые отнеслись к ней скептически, других она воодушевила. Небольшая, но растущая группа исследователей считает, что это наиболее точная модель реальности из всех известных до сих пор науке. Более того, существует мнение, что эта модель поможет разгадать тайны, до недавнего времени научно необъяснимые, и даже рассматривать паранормальные явления как часть природы.

Многочисленные исследователи, включая Бома и Прибрама, отмечают, что многие парапсихологические явления становятся более понятными в рамках голографической парадигмы.

Во вселенной, где отдельный мозг является неделимой частью огромной голограммы и все безгранично взаимосвязано, природа телепатии может проясниться только на голографическом уровне.

Очевидно, что с ее помощью легче понять, как информация передается на расстоянии от сознания «А» к сознанию «Б», и выяснить ряд неразрешенных загадок психологии. В частности, Гроф (Grof) предвидит, что голографическая парадигма может предложить модель для объяснения многих загадочных феноменов, наблюдающихся людьми во время измененного состояния сознания.

В 50-х годах, во время проведения исследований ЛСД в качестве психотерапевтического препарата, у Грофа была женщина-пациент, которая внезапно пришла к убеждению, что она есть самка доисторической рептилии. Во время галлюцинации она дала не только богато детализированное описание того, как это — быть существом, обладающим такими формами, но и отметила цветную чешую на голове у самца того же вида. Гроф был поражен обстоятельством, что в беседе с зоологом подтвердилось наличие цветной чешуи на голове у рептилий, играющей важную роль для брачных игр, хотя женщина ранее не имела понятия о таких тонкостях.

Опыт этой женщины не был уникален. Во время его исследований он сталкивался с пациентами, возвращающимися по лестнице эволюции и отождествляющими себя с самыми разными видами (на их основе построена сцена превращения человека в обезьяну в фильме «Измененные состояния»). Более того, он нашел, что такие описания часто содержат зоологические подробности, которые при проверке оказываются точными.

Возврат к животным — не единственный феномен, описанный Грофом. У него также были пациенты, которые, по-видимому, могли подключаться к своего рода области коллективного или расового бессознательного. Необразованные или малообразованные люди внезапно давали детальные описания похорон в зороастрийской практике либо сцены из индусской мифологии. В других опытах люди давали убедительное описание внетелесных путешествий, предсказания картин будущего, прошлых воплощений.

В более поздних исследованиях Гроф обнаружил, что тот же ряд феноменов проявлялся и в сеансах терапии, не включающих применение лекарств. Поскольку общим элементом таких экспериментов явилось расширение сознания за границы пространства и времени, Гроф назвал такие проявления «трансперсональным опытом», и в конце 60-х годов XX века, благодаря ему появилась новая ветвь психологии, названная «трансперсональной» психологией, посвященная целиком этой области.

Хотя и вновь созданная ассоциация Трансперсональной психологии представляла собой быстро растущую группу профессионалов-единомышленников и стала уважаемой ветвью психологии, ни сам Гроф, ни его коллеги не могли предложить механизма, объясняющего странные психологические явления, которые они наблюдали. Но это изменилось с приходом голографической парадигмы.

Как отмечал Гроф, если сознание фактически есть часть континуума, лабиринт, соединенный не только с каждым другим сознанием, существующим или существовавшим, но и с каждым атомом, организмом и необъятной областью пространства и времени, тот факт, что могут случайно образовываться тоннели в лабиринте и наличие трансперсонального опыта более не кажутся столь странными.

Голографическая парадигма также накладывает отпечаток на так называемые точные науки, например биологию. Кейт Флойд, психолог Колледжа Intermont в Вирджинии, указал, что если реальность есть всего лишь голографическая иллюзия, то нельзя дальше утверждать, что сознание есть функция мозга. Скорее, наоборот, сознание создает мозг — так же, как тело и все наше окружение мы интерпретируем как физическое.

Такой переворот наших взглядов на биологические структуры позволил исследователям указать, что медицина и наше понимание процесса выздоровления также могут измениться под влиянием голографической парадигмы. Если физическое тело не более чем голографическая проекция нашего сознания, становится ясным, что каждый из нас более ответственен за свое здоровье, чем это позволяют достижения медицины. То, что мы сейчас наблюдаем как кажущиеся лечение болезни, в действительности может быть сделано путем изменения сознания, которое внесет соответствующие коррективы в голограмму тела.

Аналогично, альтернативные методики лечения, такие, например, как визуализация, могут работать успешно, поскольку голографическая суть мыслеобразов в конечном итоге столь же реальна, как и «реальность».

Даже откровения и переживания потустороннего становятся объяснимыми с точки зрения новой парадигмы. Биолог Лиэл Вэтсон в своей книге «Дары неизведанного» описывает встречу с индонезийской женщиной-шаманом, которая, совершая ритуальный танец, была способна заставить мгновенно исчезнуть в тонком мире целую рощу деревьев. Вэтсон пишет, что пока он и еще один удивленный свидетель продолжали наблюдать за ней, она заставила деревья исчезать и появляться несколько раз подряд.

Современная наука не способна объяснить такие явления. Но они становятся вполне логичными, если допустить, что наша «плотная» реальность не более чем голографическая проекция. Возможно, мы сможем сформулировать понятия «здесь» и «там» точнее, если определим их на уровне человеческого бессознательного, в котором все сознания бесконечно тесно взаимосвязаны.

Если это так, то в целом это наиболее значительное следствие из голографической парадигмы, имея в виду, что явления, наблюдавшиеся Вэтсоном, не общедоступны только потому, что наш разум не запрограммирован доверять им, что могло бы сделать их таковыми. В голографической вселенной отсутствуют рамки возможностей для изменения ткани реальности.

То, что мы называем действительностью, есть лишь холст, ожидающий, пока мы начертаем на нем любую картину, какую пожелаем. Все возможно, от сгибания ложек усилием воли, до фантасмагорических сцен в духе Кастанеды в его занятиях с Доном Хуаном, для магии, которой мы владеем изначально, не более и не менее кажущейся, чем наша способность создавать любые миры в своих фантазиях.

Действительно, даже большинство наших «фундаментальных» знаний сомнительно, в то время как в голографической реальности, на которую указывает Прибрам, даже случайные события могли бы быть объяснены и определены с помощью голографических принципов. Совпадения и случайности внезапно обретают смысл, и всё что угодно может рассматриваться как метафора, даже цепь случайных событий выражает какую-то глубинную симметрию.

Голографическая парадигма Бохма и Прибрама, получит ли она дальнейшее развитие или уйдет в небытие, так или иначе можно утверждать, что она уже приобрела популярность у многих ученых. Даже если будет установлено, что голографическая модель неудовлетворительно описывает мгновенное взаимодействие элементарных частиц, по крайней мере, как указывает физик Байрбэкского колледжа в Лондоне Бейсил Хилей, открытие Аспекта «показало, что мы должны быть готовы рассматривать радикально новые подходы для понимания реальности».

Автор: Майкл Талбот

Источник: https://www.b17.ru/blog/273277/

Текст данной публикации скопирован из Интернета или других открытых источников.

Оцените статью
PsyTravel
Добавить комментарий